Вечность
opportunities for eternity
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Вечность > Последние комментарии в дневникеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


воскресенье, 10 августа 2014 г.
RE: В этом платье она чужая, она жена. А без платья она жива. anna lawlessness. 22:27:39
1998 год. Месяцы после Битвы.

Ничего не происходило уже порядка полугода. Небеса всё не разверзались, темные сущности не спешили выползать на свет, да и до ада происходящему, если говорить честно, было ещё очень далеко. Магическая Британия тихонько зализывала раны, восстанавливаясь после очередной войны - второй, если официально, и третьей, как минимум, по подсчетам старшей из сестёр Гринграсс. Геллерт Гриндевальд и два "пришествия" Темного Лорда. И это только за последнюю сотню лет! Сколько встрясок, подобных этим, уже перенёс их многострадальный остров - страшно подумать. Надо сказать, что нынешнее английское правительство с завидным упорством продолжало методично уничтожать всё то, что могло бы обеспечить хотя бы относительное спокойствие внутри страны. Страна досталась параноикам и безумцам, немилостиво потрепанным войной, а в некоторых случаях ещё и Азкабаном. Какое светлое будущее им могли предложить люди, в своё время не сумевшие обеспечить его себе и своим семьям? Оправдает ли себя новый политический режим и не станет ли он той самой искоркой, способный разжечь новый пожар прямо посреди старого пепелища? Вопросы накапливались, а ответа на них так никто и не давал. Впрочем, у Дафны ещё было немного времени, чтобы просто подумать.
Её окружала тишина. Ей нужно было это одиночество - она не знала, понимали её знакомые или просто не рисковали лишний раз приближаться к нестабильной волшебнице, но, в целом, Даф это мало интересовало. Она собирала себя по кусочкам, не без труда осмысливала происходящее - надо было скорее становиться взрослой. Человек, с которым она привычно позволяла себе быть расслабленной и беззаботной, покинул этот мир первого мая тысяча девятьсот девяносто восьмого. Человек, без которого она плохо представляла собственную жизнь. Получить совет можно было от многих, но никто не мог заставить прислушаться - теперь точно никто. Девушка молчала, и за этим молчанием скрывались сотни, тысячи невысказанных мыслей. Счет выплаканных слез шёл на баррели. Её никто даже не пытался жалеть - разве мисс Гринграсс когда-то требовались чужие слова? Никто не задумывался, чего стоит её горе и почему оно оказалось так велико.
Когда человек не мыслит себя без какой-то перманентной детали собственной жизни, трудно объяснить ему, что вещице, в общем-то, грош цена. Когда частью чьей-то личности, ни больше, ни меньше, является другой, вполне себе цельный, человек, с его потерей смириться бывает практически невозможно, как и верно оценить масштабы собственной трагедии.
Игры кончились. Она не знала, как жить и в какую сторону идти.

В свет Дафна впервые вышла спустя четыре бесконечно долгих месяца бесцельного ожидания - толи кары небесной, то ли, наоборот, явления миру отряда ангелов. Ричард Гринграсс был каплей в море, и он, на самом деле, для мира не значил ничего, но ей ли быть способной это понять? Мир должен был переживать потерю вместе с ней, а он, упрямый, продолжал жить дальше, как будто бы ничего и не случилось. Силы держаться были, желания найти не удалось. Она много думала - пыталась решить, кого она винит больше - себя, организацию, с которой отец был связан Протеевыми чарами, слабовольное и бездарное правительство или кого-то ещё. Хуже всего было то, что первый вариант находил все больше и больше подтверждений в её мозгу, внезапно охваченном надвигающимся сумасшествием, находил первый вариант. Борьба разума с чувствами - так можно было назвать то, что происходило внутри ведьмы.
Соболезнований она не принимала, кривилась, глядя на каждого, рвущегося посочувствовать богатой наследнице, хмуро прожигала глазами мантии министерских служащих, которых ей, волей-неволей, приходилось изо дня в день встречать в Атриуме, являясь в Министерство, дабы уладить все бюрократические вопросы. За четыре недели, проведённые внутри этого здания, противный до зубовного скрежета канцелярит чуть не стал привычным для блондинки стилем речи. Подтверждая статус, профессиональную категорию и даже чистоту крови (а что делать, когда все твои родственники по матери проживают в стране, подконтрольной другому министерству), она заполнила, наверное, сотню тысяч бумаг - заявок, подтверждений, соглашений. Пожалуй, именно это и вернуло её к жизни. Банально не оставалось времени жалеть себя - как старшая наследница она обязана была заниматься всем этим самостоятельно, не оглядываясь на мать. Она снова научилась смеяться: едко - над неудачными шутками министерских, и открыто - и звонко над дружественными шпильками друзей. Снова почувствовала, что значит - командовать, не скрывая своего раздражения или просить, запирая на замок свою гордость. Кокон был разрушен - отступать некуда, ведь более, чем за свою смерть, отец мог бы обвинить её в том, что она убивает саму себя.
Самое страшное, кажется, было пережито. Так ли это на самом деле?
Прoкoммeнтировaть
RE: В этом платье она чужая, она жена. А без платья она жива. anna lawlessness. 22:24:39
Регор Рудольфус Лестрейндж - Regor Rodolphus Lestrange . Жених. Чистокровный волшебник. 1978 г.р., 22 года. Заместитель главы отряда хит-визардов.
Констанция Белтайн Гринграсс(урожд. Эдегор)- Konstancia Beltane Greengrass (nee Edegor). Мать. Чистокровная волшебница. 1960 г.р, 40 лет. Глава отдела по обеспечению магического правопорядка в Министерстве Магии Великобритании.
Ричард Освальд Гринграсс - Richard Oswald Greengrass. Отец. Чистокровный волшебник. 1954 - 1998. Пожиратель смерти, заместитель главы отдела Международного Магического Сотрудничества. Погиб в возрасте 44 лет во время битвы за Ховартс.
Астория Николь Малфой(урожд. Гринграсс) - Astoria Nicole Malfoy (nee Greengrass). Младшая сестра.Чистокровная­ волшебница. 1982 г.р, 18 лет. Молодая жена, домохозяйка.
Айвинд Маркус Бэгнольд - Aiwynd Marcus Bagnold. Крестный отец. Чистокровный волшебник. 1962 г.р., 38 лет. Пожиратель Смерти, занимается теорией тёмных искусств. Проживает в Норвегии.


Рианнон Летиция Эдегор (урожд. Мёллер) - Rhiannon Laetitia Edegor (nee Moller). Бабушка по линии матери.
Кадель Рагнар Эдегор - Cadel Ragnar Edegor. Дед по линии матери.

Присцилла Элодия Крэбб (урожд. Гринграсс) - Priscilla Elodie Crabbe (nee Greengrass). Тётя по линии отца.
Финеас Эдейр Крэбб - Phineas Adair Crabbe. Дядя, свойственник.
Винсент Финеас Крэбб - Vincent Phineas Crabbe. Двоюродный брат.

Беллатрикс Друэлла Лестрейндж (урожд. Блэк) - Bellatrix Druella Lestrange (nee Black). Будущая свекровь.
Рудольфус Реджинальд Лестрейндж - Rodolphus Reginald Lestrange. Будущий свёкр.
Прoкoммeнтировaть
RE: В этом платье она чужая, она жена. А без платья она жива. anna lawlessness. 22:16:26
«Душа у тебя избита, а кровь чиста»


Как думаешь, я действительно схожу с ума?
Смотрю в зеркало и не понимаю, когда я успела так измениться. Раньше мне никогда не приходилось отказывать себе в трезвости ума, а теперь, ты только подумай, я вдруг начала сомневаться в адекватности своих поступков. Я больше не останавливаюсь, лишь почуяв запах беды - иду вперёд, не разбирая дороги, набиваю шишки. Именно этого мне так не хватало раньше - ошибок. В прошлом у меня, разумеется, далеко не все получалось сразу, но я никогда не совершала чего-то такого, что уже никак нельзя было исправить. А теперь - совершаю. То ли осмелела, то ли неожиданно стала глупой.
Я хочу изменить мир, понимаешь? И совсем не обязательно, чтобы он вращался вокруг меня, лишь бы стал другим. Возможно, юношеский максимализм настиг меня слишком поздно, но я нутром чувствую, что то, что происходит с нами сейчас - не к добру. Так не выйдет построить такой мир, в котором мне не страшно было бы за родных. Я полна сил, я готова биться за свои идеи, я не только хочу, но и могу - идеальное сочетание, не правда ли? Раньше я была тактиком, стратегом, сейчас - хочу стать ударной силой. Мне необходимо выплеснуть скопившуюся за годы энергию наружу, как-то иначе продемонстрировать себя. Они мне помогут, я, правда, в это верю. И пусть я знаю, что во многом они ошибаются - я готова довериться. Если не им, то кому?
Будет ли рад мой жених, узнав меня чуть ближе? Честно говоря, мы с ним чем-то похожи. Я не боюсь. Не боюсь его преданности чужим идеям, не боюсь увлеченности или жестокости. Всё это есть и во мне - и да, я ему это покажу. Я сильная. Не железная, но готовая, если понадобится, идти напролом.

Посоветуешь мне что-то? Рискнешь? Только не смейся, пожалуйста, не смейся. Мне так больно и обидно, когда меня не оценивают по достоинству. Моя страшная слабость - моё самолюбие. Моя ахиллесова пята. Я не буду плакать, ни в коем случае, но любое замечание, любая придирка поедает меня изнутри. Я извожу себя, стараясь исправиться, немедленно. Я становлюсь такой слабой, когда меня хвалят.
В бою никто из них меня не победит, но я так жду того, что будет ранить меня словами. Жду незаживающих ран, ведь они так помогают поверить в жизнь.
Прoкoммeнтировaть
RE: В этом платье она чужая, она жена. А без платья она жива. anna lawlessness. 22:14:06
­­
Дафна Белинда Гринграсс
Dahpne Belinda Greengrass
29. Hit Wizard.
Prototype - Ginta Lapina
United Kingdom, London, Greengrass Hall.

Помни, что ни чужой войны, ни дурной молвы,
ни злой немочи, ненасытной, будто волчица -
ничего страшнее тюрьмы твоей головы
никогда с тобой не сл
учится.


Они идут за мной по пятам. Рано или поздно, они должны были меня настигнуть. Время пришло. Сейчас.
Я бессильно падаю на колени, теряя жалкие остатки своей гордости, и захлёбываюсь рыданиями. Сыроватые комочки почвы глубоко забиваются под ногти - я даже не осознаю, что изо всех сил пытаюсь зацепиться за землю. Вокруг меня тишина. Гробовая, обволакивающая, зловещая. Моего преследователя не видно и не слышно, но я прекрасно осознаю - он где-то здесь. Сердцебиение ощутимо участилось - пульс зашкаливает, руки трясутся, перед глазами словно туман. Это всё он. Страх. Я боюсь, а значит, я ещё жива. А ведь когда-то мне чудилось, что это приятно - быть живой. Никогда ещё так не ошибалась. Внезапно лес вокруг меня начинает менять очертания, секунда - и я среди камня, в коридорах места, что было проклято сотни тысяч раз, самыми разными людьми. Я бегу, с трудом вписываясь в повороты, спотыкаясь, сбивая босые ноги в кровь. Вокруг меня - люди. Тысячи людей, и ни один из них не желает мне помогать. Они, вросшие в каменную кладку, слепы и бездарны. Они хохочут, а мне слышен только звон их цепей. Серые, безжизненные, ненастоящие. Вспоминаю - такими были почти все, кто окружал меня. Такой была я. С каждым новым коридором я всё яснее понимаю, что он рядом, что совсем близка расплата за все содеянные мною и не мною грехи. Тупик. Я почти не дышу - может, это его пальцы смыкаются на моей шее? В горле мгновенно пересыхает, я начинаю судорожно вспоминать все знакомые мне молитвы, но не могу выдавить из себя ни слова. Толчок - и министерство пропадает, чтобы явить мне мой дом. Настоящий дом. Всё здесь объято пламенем. Я слышу крики, но не могу вырваться из плена бесконечного числа бумаг и мебели, окружающей меня и отсекающий от дверей. Искупительный огонь, моё чистилище. Я кричу, но никому нет до этого дела. Достойна ли я помощи? Нет. И никого больше не существует в этом мире кроме меня, моих демонов и его. Он приближается ко мне, смотрит на меня, касается моих губ - я ощущаю на себе его отравленное дыхание. В воздухе чувствуется запах догорающего дуба, палёной кожи и, почему-то, ржавчины. Он держит меня за руку. Закрываю глаза и растворяюсь.
Океан. Здесь - океан, а меня больше не существует. Как смеете вы говорить, что знаете меня, если я сама себя не знаю? Я тону, и вниз меня тянет груз собственных мыслей. Вниз меня тянут призраки. Чужая кровь, в которую я успела опустить свои руки, превращается в цепи.
Я - якорь. Но я никого не остановила.
Этот вечер стал для меня роковым. Сегодня я умерла. Однако мой кошмар начался задолго до этого.

* * *


Всё это произошло давным-давно, в другой жизни. Не столь важно, когда и при каких обстоятельствах я появилась на свет, насколько значимо для меня само место, которое мне хотелось бы назвать своей родиной. Далёкая, неприступная, могущественная и такая холодная - Норвегия. Моя северная страна, оставившая, как я считаю, на мне свой след. Будто бы я и есть - Норвегия. Разумеется, представить, а уж тем более правильно понять такое заявление уж очень трудно, но порой я задумываюсь над тем, что всё так и есть, ведь здесь всё абсолютно моё. Мои леса и мои фьорды, мои моря и мои же сковавшие их льды. Где-то глубоко внутри меня поселилось это ощущение - ощущение принадлежности к чему-то большему, чем к географическому положению родового поместья моей матери. Я далеко сейчас и буду далеко ещё очень долго. Но когда-то, я обещаю себе, я вернусь именно туда. И тогда я хоть раз в жизни поступлю правильно. Но до тех пор я живу совсем в другой стране, даже, пожалуй, в другом мире. Так будет вернее, и, как ни странно, здесь я тоже не чувствую себя чужой.

Моё детство, мягко говоря, было необычным. Знаете, что я помню лучше всего? Свой восторг, когда ко мне в руки попала волшебная палочка. Удивительные ощущения от первого заклинания, которое я смогла себе позволить. Беда в том, что было мне всего 4 года. Стихийных всплесков магии у меня не было, я ни разу не разрушила ни вазочки в собственном поместье, неаккуратно орудуя своим новой игрушкой. Четкие, выверенные движения - я так обещала папе. Я не могла его подвести. Не имела морального права. Ричард Гринграсс, мой отец, умел устанавливать правила игры таким образом, что оспорить их было невозможно, а нашей с ним игрой была помощь матери. Он соревновался со мной, тем самым всё больше и больше убеждая, что я делаю правильные, нужные вещи. Да, возможно, всё это было слишком тяжким грузом для несформированной детской психики. Возможно, мне было рано геройствовать. Но разве был у него другой выход? Я считаю, что нет. Я готова хоть всю жизнь расплачиваться за то, какой выбор совершили мои родители в своё время, и за то, какие решения они принимали, потому что я ни на йоту не сомневалась в их верности.
Английское общество никогда не было честным, великодушным и правильным - и совершенно неважно, кто находился у власти, "наши" или "ваши". Мне, к несчастью, удалось почувствовать это на своей шкуре. В четыре года я, не без помощи матери, впервые оглушила человека. Не превратила деревянного пони в настоящего, не попыталась призвать единорога и даже не рискнула вдруг наколдовать себе новое платье. Одно единственное "Ступефай", и моя жизнь изменилась навсегда. На самом деле, мне не так часто приходилось применять силу - мало кто "рисковал" связываться с малолетней девчонкой, так стремящейся защитить собственный дом, что забывающей об одолевающих её страхах.
Я помню лицо отца. Помню каждую его черточку, каждую складочку на лбу. Помню его слова. Я должна помнить, что семья - превыше всего и иногда может случиться такое, что благополучие родных может стать важнее, чем моё собственное счастье. Тогда, я, наверное, не верила. С трепетом в груди смотрела в его серьёзные глаза, понятливо кивала и стремилась убрать из зоны досягаемости всех, кто мог представлять для моих матери и маленькой сестрёнки опасность. Я могла немногое, но со мной всегда были помощники. Были те, кто объяснит, укажет правильную дорогу. Я чувствовала себя нужной в тот момент сильнее, чем когда-либо смогу почувствовать.
Раскрою вам ещё один свой секрет: я не хотела покидать собственный дом. Письма из магических школ - оба, а мне достались приглашения и из Дурмстранга и, двумя годами позже, из Хогвартса, я не встретила должным восторгом. А всё почему? Моя комната, где всё лежало точно так, как представлялось удобным мне, мои книги - сотня начатых и почти ни одной прочитанной от начала до конца, моя семья. Однако не уезжать было нельзя. Через месяц после того, как мне исполнилось одиннадцать, я, вместе с мальчиком, сказки про которого в моём доме не пересказывали, сидела в экспрессе, который должен был довезти нас до места, которое впоследствии станет для меня чуть ли не таким же родным, как стены нашего лондонского замка. Какая потрясающая ирония - покидать один дом, чтобы заменить его другим.
Мне ещё предстояло узнать огромное количество легенд и сказок, связанных с моим небезызвестным однокурсником, увидеть оплот живого, неподдельного и яркого волшебства, заключенный в камне, встретить тех, кто должен был заменить мне семью на семь долгих лет. Но это позже. А пока - за окном менялись пейзажи, под ухом размеренно вещала какую-то безмерно длинную и скучную историю надоедливая смелая девочка, обменивались взглядами "маленькие взрослые". Мне бы дар пророка, хоть на минуточку, и, возможно, тогда все бы сложилось совсем иначе. Но это была бы уже совсем не моя жизнь.

* * *


Наша с девочками комната - царство хаоса. Нет, серьёзно. Я не то, что про беспорядок - у нас, конечно, не идеально чисто, но мы близки к этому, я про саму атмосферу. Это место, где скапливаются все наши эмоции, от детских радостей до страшных обид - они заполняют помещение, как сосуд, каждый глоток воздуха возвращает давно забытое. Честно говоря, я не могу здесь даже долго находиться - постоянно ищу выход. Наугад беру книгу из общей стопки, даже не теряя времени на то, чтоб прочитать название - мне неважно, будет это учебник или сборник легенд и мифов, ведь я всё равно хочу перечитать их все, прямо сейчас. И ухожу. У меня нет никакого особенного места, где я бы скрывалась ото всех, да я и не прячусь вовсе, просто даю себе время подумать о мелочах. Судеб мира не решаю, Мерлин с ним, с этим миром,когда у меня ещё сотня проблем.
Странное дело - мне всего 15, а я чувствую себя ответственной сразу за многих людей. Главное, чтобы они об этом не узнали. Например, моя лучшая подруга - страшный человек. Я практически всё время, что мы проводим вместе, вынуждена следить, как бы её [наши] шалости не выходили за рамки дозволенного. Сколько раз нам влетало от старика Филча с тех самых пор, как ещё на первом курсе нас поселили вместе. Поначалу, если честно, было немного трудно - я предпочитала быть лидером, но Панс была чуть живее и раскованнее. Именно поэтому, лицом нашей компании была она - раскрасневшаяся и ничуть не смущающаяся, когда её ловили за очередной проделкой. Я была мозгами - а кто ещё будет указывать всем, как глупо они поступают, продолжая делать ровно то же самое? А Милли... Милли была совестью. Думаю, так всё осталось и по сей день. Интересно, что станет с нами, когда мы, наконец, выпустимся из школы? Насколько мы изменимся? Сможет ли что-то нас сломить? Предскажи мне, мама!

* * *


Ощущения почти реальны. Настолько, как будто я снова и снова переживаю этот страшный момент. Один, помилуй, не заставляй меня вспоминать снова и снова те слова, которые за секунду в клочья изорвали мою душу.
Я его подвела. Мне скоро 18, и я всегда чувствовала себя бойцом, универсальным солдатом. Таких, как я, называют боевыми магами. Так почему же, почему меня не было с ним в этом проклятом бою? Я не справилась, обманула его [их] надежды. Я никогда не прощу себе этого предательства, никогда не уверюсь, что оно произошло не по моей вине. Отца больше нет, и я ненавижу себя за то, что жива, за то, что он, убеждая меня, что я нужна матери и сестре, лишил себя помощи. Самое дорогое, что у меня было - это он. Я мечтала быть на него похожей, мечтала выполнять каждое его поручение так хорошо, что лучше и представить сложно.
А что теперь?
Внутри меня зияющая бездна. Мою душу вырвали с корнем. Я держу за руку сестру, которая, возможно, ещё не осознала, что нам только что объявили, и сама не могу сдержать слёз. Слёзы сейчас - сущая мелочь. Мне хочется кричать, хочется разнести собственный дом на камешки, хочется немедленно убить гонца, принесшего дурную весть. Но я стою и молча утираю слезы. Ведь он бы не одобрил, верно?
Всё это - не моя жизнь. Другая. С того самого момента, я почти не чувствовала себя настоящей - очередная копия, умелая подделка под оригинал. Мой мир перевернулся с ног на голову, и восстановиться я, к сожалению, так и не смогла. Что-то щелкнуло в моей голове, отодвинулся засов, предостерегающий меня от необдуманных поступков. Теперь я с каждым новым днём стремилась побольнее ударить себя, разбиться, найти, наконец, ту эмоцию, что пробьёт мою новую броню.
Я по-своему безумно. Вы это заметили, ручаюсь. Я ищу того, кто меня спасёт, а вы лишь загоняете меня в угол, не думая о последствиях.
Через два месяца - моя свадьба, а мой суженый - один из тех, кого я, "играющая" в интриги, должна остерегаться. И это новая веха, новая эмоция. Я хочу почувствовать страх. Страх за себя, а не за сестру или мать. Хочу увериться в том, что я личность, а не бесплатное приложение к собственной семье. И если ценой моему новому увлечению станет моя жизнь - пусть так. Своей смерти я боюсь меньше всего.

* * *


Вспышка.
Это был всего лишь сон. Самый обычный ночной кошмар.
Я просыпаюсь в холодном поту. Измятая простыня, спутанные волосы. Щурю глаза, пытаясь сфокусировать зрение. Я жива. Глубже вдыхаю, проверяя, действительно ли мои легкие работоспособны. Моё сердце бьётся в нормальном ритме. Во рту чувствуется привкус крови - прокушена губа. Нехорошо будет пачкать светлый шёлк, надо вставать.
Рассвет. Наверняка не последний в моей жизни. Я прижимаюсь лбом к прохладному стеклу, придерживаясь за оконную раму. Моргана, прости мне все эти глупости.
Прости, и не осуди за то, что я продолжаю своё грехопадение.


Меня прерывает настойчивый стук в дверь.
Кто там?



Видишь, люди вокруг тебя громоздят Ады, -
покажи им, что может быть по-другому.
Прoкoммeнтировaть
НЯМ-НЯМ
Играй прямо в браузере! tolxy.com
 


Вечность > Последние комментарии в дневникеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
...
Дорогие друзья, мне срочно нужна ва...
вот пишут*Я маньяг**я извращениц**я...
пройди тесты:
ты и итачи (2 част)
поиск
Какая тебе подойдёт картинка?
читай в дневниках:
111
112
113

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх